SaMarieTa.

Everything changes.

Быть увиденным

03.15.2016

На выходных снова танцевала freedomDance, и пока другие события не перекрыли впечатления, расскажу, что не отпускает меня целую неделю. Свидетельствование танца.

Загадка танца в том, что танцующий никогда не сможет увидеть  свой танец. Также мы никогда не можем увидеть своего  лица. Нам необходим Другой, чтобы быть видимыми. При этом оставаясь собой и продолжая свой танец.

***

В 17 лет примерно в это же время, в марте, к нам в ЕГУ приезжал Александр Каминский с тренингом про тело и контактную импровизацию. Мы встречались по выходным, и  в конце курса у нас было задание станцевать импровизацию с педагогом.

На глазах у группы.

Для меня это был очень страшный момент: я совсем не чувствовала и не знала своего тела, в нем не было еще текучести, было много угловатости и стеснения.

В том танце было чересчур много усилий, я будто хотела стать той воображаемой танцующей девушкой, которой стала теперь.

Тем не менее, именно тогда был преодолен первый страх быть увиденной другими во время импровизированного танца.

И вот прошло 8 лет.

Снова март, снова чувствую приход чего-то нового перед днем рождения и первый день танца провожу с мыслью, что двигаюсь не так, как хочется. Тело слушается, оно в прекрасной форме, а говорит не то, что ему действительно хочется.

Каждый день у нас было время для соло танца: больше 30 человек садится по одну сторону зала, чтобы дать возможность Другому станцевать то, что просится изнутри. Без музыки.

Я не смогла выйти в первый день, потому что не слышала своих движений.

Я вышла во второй день.

Шаги до «сцены» давались легко. А потом  пришло пронзительное волнение.

В дыхании была прерывистость и дрожь. Ловлю мысль, что дыхание изменилось, пробую успокоиться, но понимаю, что через секунду начнется танец. О нет, Сейчас.

Это был невероятно концентрированный момент времени: волнение, новое дыхание и необратимость движения. Что я делаю? Что дальше делать? Зачем я здесь?

Смутно помню свой танец, скорее, фрагменты и переходы. Я вернулась на свое место с полным ощущением перемены.

Перемена произошла до танца, а не после его. Как будто некое вещество попало меня, и мне необходимо было выразить его через движение. До танца.

Это было первое открытие.

***

Второе — случилось после.

Никто не обсуждал танец другого человека, потому что нет ничего интимнее выхода на такую сцену.

И я не ожидала тоже, что услышу что-нибудь про себя.

Внезапно в конце дня ко мне подошла одна женщина из Петербурга и так нежно взяла  за руку со словами «у меня тоже скоро день рождения, и я чувствую перемены, о которых ты говорила. Мне было очень близко, что ты танцевала».

..У меня нет слов для ответа. Я ведь даже не видела, что делала. Все осталось в том танце.

А на следующее утро меня обняла другая женщина со словами «мне твой танец дал очень много вдохновения».

И мне снова нечего было сказать.

Конечно, чтобы ни было сказано, люди говорят о себе и про то, что уже в них есть. Однако это были самые драгоценные слова, которые я когда-либо слышала. У совершенно незнакомых мне людей отозвался танец. Танец, который никогда не смогу воспроизвести вновь.

Целую неделю живу с чувством, что можно просто быть. Просто танцевать — и невзначай  делиться чем-то очень сокровенным и важным для других. Это ощущение невидимых ниточек между танцующим и смотрящим, удивительная хрупкость момента и благодарность за волшебный исцеляющий взгляд Другого.

 

Всё это большая история меня. Samarieta 2014-2018
Яндекс.Метрика